Tired of ads? Upgrade to paid account and never see ads again!

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


[sticky post]Кто я такой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Read more...Collapse )
Tags:

Алеся Лонская: Оператор ослеп
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Оператор ослеп



Я взяла интервью у слепоглухого человека. Пальцами. Филиппу Плотникову 36 лет. Еще 8 лет назад он был оператором на телеканале «Звезда». Снимал министров, генералов, спортсменов и даже патриарха. Он обожал свою работу. Он работал, будучи глухим от рождения. В 2008 году он ослеп. Теперь он лепит глиняные горшочки вместе с другими слепоглухими. И хочет вернуться в журналистику. Он заново научился пользоваться мобильным телефоном, он читает книжки и футбольные статьи с помощью специального брайлевского аппарата «Пронто». Он делает это пальцами. Теперь его наставник, слепоглухой педагог Сергей Флейтин, обучит его работать на компьютере с помощью брайлевского дисплея. И Филипп сможет пользоваться интернетом. Но на продолжение обучения нужны деньги. Помогите Филиппу и еще 12 слепоглухим людям остаться в мире человеческого общения.

( Читать дальше → )


Анастасия Кузина: Сколько стоит свобода никого не просить?
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Сколько стоит свобода никого не просить?



«Проект придумался, когда я увидела, сколько взрослых инвалидов живут неприкаянно. Они никому не нужны, потому что вылечить их нельзя, а заниматься их обучением и трудоустройством никто по большому счету не хочет», - рассказывает Татьяна Трушова. Там и родилась идея Школы удаленных профессий для инвалидов.
«Моя идея – объяснить, что удаленная работа есть, и таким образом можно зарабатывать на нормальную жизнь. Уровень зарплаты буде зависеть не от кого-то, а только от твоей квалификации, настойчивости и работоспособности!», - объясняет она. Сначала Татьяна открыла студию «Продающая публицистика». Сейчас ее первые ученицы получили первые гонорары.

( Читать дальше → )


Дарья Шипачева: Жить, а не доживать
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Жить, а не доживать



В конце весны «Мой Мио» организует лагерь для мальчишек с Дюшенном и их родителей. Для многих родителей этот лагерь – возможность впервые получить квалифицированную медицинскую и, что не менее важно, психологическую помощь. Пообщаться с такими же, как они, семьями. Узнать о том, как можно продлить своему ребенку активную жизнь, помочь ему найти новых друзей, которые понимают, через что он проходит. Вырваться из порочного круга безысходности. Несколько таких лагерей уже проходили ранее, когда фонда как такового еще не было – Ольга и ее коллеги вывозили небольшие группы с детьми и родителями за город, пели песни у костра, лепили из глины, танцевали. Учились жить.

( Читать дальше → )


Михаил Горбачев: Не дайте детям умереть
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Не дайте детям умереть



Я хорошо помню солнечный день в сентябре 2007 года, когда в Санкт-Петербурге был торжественно открыт Институт детской гематологии и трансплантологии имени Раисы Горбачевой. Собралось много людей. Среди них были политики, представители власти, медики, студенты. Но главное – дети и родители детей, нуждающихся в лечении от тяжелой и еще недавно казавшейся неизлечимой болезни. Правильно было сказано однажды: «Нет на свете людей несчастнее, чем родители детей, больных лейкозом». И вот у них появилась надежда. Сегодня этот центр – один из ведущих в Европе.
Теперь выживаемость пациентов превышает 80%. Значит, наши усилия оказались не напрасными. Но потребности у Института огромные. Он будет расширяться, строить новое здание. Большие средства нужны для финансирования текущей деятельности, работы лабораторий. Государство сейчас не может их предоставить в полном объеме. Нужна помощь неравнодушных людей.

( Читать дальше → )


Юлия Гутова: Они такие же дети
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Они такие же дети



Центр адаптации и обучения детей беженцев при комитете «Гражданское содействие», в котором сейчас занимается 62 ученика, крайне нуждается в волонтерах, которые могут приходить и заниматься с детьми регулярно. Для того, чтобы хоть как-то сохранить психику, маленькому ребенку нужно постоянство – друзья, школа, свой дом. Но в ситуации, когда родители беженцы в чужой стране, когда нет постоянного места жительства, нет школы и друзей, образовательный центр становится чуть ли ни единственным местом, которое дает ребенку хоть какую-то стабильность. И тут требуется наша с вами помощь. Наше пожертвования сделают жизнь этих детей чуточку легче.

( Читать дальше → )


Юлия Варенцова: Воскресный брат
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Воскресный брат



Братья познакомились в прошлом году, когда одному было 13 лет, а другому – 24. Младший ждал встречи три года, старший — несколько месяцев. Похоже на сюжет бразильского телесериала? Но такое и случается, причем постоянно, с участниками международной программы "Старшие Братья Старшие Сестры", которая уже несколько лет работает в России. Дело в том, что Паша Ромке совсем не родной брат. Он "воскресный". Бывает же у детей воскресный папа, а у Ромки – воскресный брат.
Они встречаются раз в неделю, по выходным. Паша приезжает к Ромке в интернат. Иногда играют в шахматы, но чаще – выбираются в город. Гуляют по улицам, фотографируют граффити, катаются на самокатах в парке, сидят в антикафе. Для детдомовца это каждый раз как маленький выход в открытый космос. В интернате такие дети живут в четырех стенах, огороженные забором, и даже в школу их организованно вывозят. Для этого и нужен большой брат, чтобы показать ребенку большой мир. Ведь если человека выбросить туда без подготовки, после целого детства, проведенного в казенном доме, он растеряется и может заблудиться.

( Читать дальше → )


[reposted post]О войне и памятниках
one-eyed-georg
tema
reposted by aleshru
От всего сердца рекомендую книгу Николая Никулина "Воспоминания о войне".

Обязательно к прочтению.

Война, которая велась методами концлагерей и коллективизации, не способствовала развитию человечности. Солдатские жизни ни во что не ставились. А по выдуманной политработниками концепции, наша армия — лучшая в мире, воюет без потерь. Миллионы людей, полегшие на полях сражений, не соответствовали этой схеме. О них не полагалось говорить, их не следовало замечать. Их сваливали, как падаль, в ямы и присыпали землей похоронные команды, либо просто гнили они там, где погибли. Говорить об этом было опасно, могли поставить к стенке «за пораженчество». И до сих пор эта официальная концепция продолжает жить, она крепко вбита в сознание наших людей. Объявили взятую с потолка цифру 20 миллионов, а архивы, списки, планы захоронений и вся документация — строгая тайна.

«Никто не забыт, ничто не забыто!» — эта трескучая фраза выглядит издевательством. Самодеятельные поиски пионеров и отдельных энтузиастов — капля в море. А официальные памятники и мемориалы созданы совсем не для памяти погибших, а для увековечивания наших лозунгов: «Мы самые лучшие!», «Мы непобедимы!», «Да здравствует коммунизм!». Каменные, а чаще бетонные флаги, фанфары, стандартные матери-родины, застывшие в картинной скорби, в которую не веришь, — холодные, жестокие, бездушные, чуждые истинной скорби изваяния.

Скажем точнее. Существующие мемориалы не памятники погибшим, а овеществленная в бетоне концепция непобедимости нашего строя. Наша победа в войне превращена в политический капитал, долженствующий укреплять и оправдывать существующее в стране положение вещей. Жертвы противоречат официальной трактовке победы. Война должна изображаться в мажорных тонах. Урра! Победа! А потери — это несущественно! Победителей не судят.

Я понимаю французов, которые в Вердене сохранили участок фронта Первой мировой войны в том виде, как он выглядел в 1916 году. Траншеи, воронки, колючая проволока и все остальное. Мы же в Сталинграде, например, сравняли все бульдозером и поставили громадную бабу с ножом в руке на Мамаевом кургане — «символ Победы» (?!). А на местах, где гибли солдаты, возникли могилы каких-то политработников, не имеющих отношения к событиям войны.

Мне пришлось быть в Двинске на местах захоронения наших солдат. Латыши — люди, в общем-то, жесткие, не сентиментальные, да и враждебные нам, сохранившие, однако, утраченные нами моральные принципы и культуру, — создали огромное, прекрасное кладбище. Для каждого солдата небольшая скромная могила и цветы на ней. По возможности найдены имена, хотя неизвестных очень много. Все строго, человечно, во всем — уважение к усопшим. И ощущается ужас боев, грандиозность происшедшего, когда видишь безграничное море могил — ни справа, ни слева, ни сзади, ни спереди не видно горизонта, одни памятники! А ведь в Латвии за короткое время боев мы потеряли в сотни раз меньше, чем на российских полях за два года! Просто там все скрыто лесами и болотами. И никогда, видимо, не будет разыскана большая часть погибших.

Мне рассказывали, что под Казанью, в тех местах, где в XVI веке войска Ивана Грозного атаковали город, до последних лет (до затопления в годы «великих строек»), люди собирали солдатские кости и сносили их в церковь, в специальный саркофаг. А ведь потери Ивана Грозного были мизерны по сравнению с жертвами последней войны! Например, на Невском Пятачке под Ленинградом на один квадратный метр земли приходилось семнадцать убитых (по официальным данным). Это во много раз плотнее, чем на обычном гражданском кладбище. Таким образом, пионерские и комсомольские походы на места боев — дело благородное, нужное, но безнадежное из-за грандиозности задачи.

Что же реально можно сделать сейчас, в условиях всеобщего равнодушия, нехватки средств и материалов? Думаю, на территории бывшей передовой следует создавать мемориальные зоны, сохранить то, что там осталось в неизменном виде. На бывшем Волховском фронте это можно осуществить во многих местах. Поставить памятные знаки, пусть скромные и дешевые, с обозначение погибших полков и дивизий. Ведь ни Погостье, ни Гайтолово, ни Тортолово, ни Корбусель, ни десятки других мест ничем не отмечены! А косточки собирать... И давно пора ставить на местах боев церкви или часовни.

Главное же — воскресить у людей память и уважение к погибшим. Эта задача связана не только с войной, а с гораздо более важными проблемами — возрождением нравственности, морали, борьбой с жестокостью и черствостью, подлостью и бездушием, затопившими и захватившими нас. Ведь отношение к погибшим, к памяти предков — элемент нашей угасшей культуры. Нет их — нет и доброты и порядочности в жизни, в наших отношениях. Ведь затаптывание костей на полях сражения — это то же, что и лагеря, коллективизация, дедовщина в современной армии, возникновение разных мафий, распространение воровства, подлости, жестокости, развал хозяйства. Изменение отношения к памяти погибших — элемент нашего возрождения как нации.

Никакие памятники и мемориалы не способны передать грандиозность военных потерь, по-настоящему увековечить мириады бессмысленных жертв. Лучшая память им — правда о войне, правдивый рассказ о происходившем, раскрытие архивов, опубликование имен тех, кто ответствен за безобразия.


Полный текст мемуаров: http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

Купить бумажную книгу: http://store.artlebedev.ru/books/fiction/vospominaniya-o-voyne/



Я буду советовать эту книгу в начале каждого мая. Чтобы читатели помнили, что кроме войны и победы начальства была война и победа обычных людей. Эта книга написана простым человеком, который попал на войну случайно, прошел ее чудом, а потом до конца жизни работал ведущим научным сотрудником в Эрмитаже. Война глазами простого человека, а не гранитного памятника и не словами партийного функционера.

И если кому-то кажется, что в каких-то местах Никулин приврал или приукрасил, то я за него отвечу: идите нахуй.


Евгений Берг: Сквозь вакуум
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Сквозь вакуум



Общественная благотворительная организация «Милосердие» занимается бездомными уже 11 лет. В марте 2014 года в службе решили создать программу, которая не просто бы помогала, а реабилитировала бы бездомных и занималась бы профилактикой бездомности. Так появился проект «Возвращение». За год сотрудники проекта помогли вернутся домой или найти приют 1725 людям, 320 — восстановили документы. Тех, кто оказался в беде, находят социальные патрули, развернутые на вокзалах. Или же эти люди сами приходят в пункт помощи на Николоямской улице — там можно помыться, постираться и поесть, а зимой еще и обогреться.

( Читать дальше → )


Кристина Онопченко: Забрать из параллельного мира
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Забрать из параллельного мира



Государство не дает сиротам погибнуть, ведь должны быть созданы условия, позволяющие не выживать, а жить. И начинать нужно именно с образования, чтобы у каждого ребенка из детского дома был шанс успешно сдать экзамены, получить профессию и реализоваться в жизни. Чтобы у каждого из них появился выбор, который они смогут сделать самостоятельно. И в этом ребятам из детских домов помогает Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», который совместно с Центром равных возможностей «Вверх» разработал проект «Дистанционное образование воспитанников детских домов». Старшеклассники получают возможность заниматься по профильным предметам через скайп и готовиться к сдаче ГИА и ЕГЭ. Занятия проводят высококвалифицированные педагоги, которые имеют многолетний опыт работы с детьми из подобных учреждений.

( Читать дальше → )