Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


[sticky post]Кто я такой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Read more...Collapse )
Tags:

Татьяна Краснова:Особый маршрут
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Особый маршрут



Что сегодня ожидает детей, которые - кто скажет, за что и почему? - родились с ДЦП, умственной отсталостью, аутизмом? В лучшем случае - коррекционная школа. Скорее всего, жизнь в четырех стенах. В полной изоляции. Без друзей и влюбленностей, без будущего. Рядом с измученными и издерганными родителями. А под конец – ПНИ. Психоневрологический интернат, о котором с дрожью говорят даже самые закаленные. Не очень завидный маршрут, не правда ли? Уже больше 15 лет общественная организация “Дорога в мир” ищет альтернативу этому маршруту. Здесь учат детей с особенностью развития быть частью общества, жить среди нас. Шаг за шагом эти дети выходят из заточения, куда их загнала болезнь. Для многих из них этот новый путь начинается в центре “Пространство общения”, который был создан организацией “Дорога в мир” осенью прошлого года.

( Читать дальше → )


Мария Егупова:Собаки-волшебники
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Собаки-волшебники



Проект «Не просто собаки» при приюте «Зов предков» вот уже который год помогает людям в непростых жизненных ситуациях. 26 команд, состоящих из собаки-терапевта и ее хозяина, приезжают в дома престарелых, хосписы, больницы и детские дома, чтобы поднять настроение всем тем, кому так остро не хватает позитивных эмоций. Что может быть лучше, чем визит собаки-терапевта, которая сразу улучшит настроение в любой мрачной обстановке? В наших силах сделать так, чтобы фонд продолжил работать.

( Читать дальше → )


Сергей Шаргунов:Продышать окно смерти
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Продышать окно смерти



Правда такова, что дети, избавленные от рака, сплошь и рядом умирают от воспаления легких. Они заболевают даже в самых стерильных палатах, потому что «химия» опускает их иммунитет до нуля. И вот уже ребенку трудно дышать, с каждым часом все труднее. И он задыхается. Для этих детей придуманы «маски неинвазивной вентиляции легких». «Неинвазивной» – означает, что не происходит интубация. Всё поняли? В общем, трубка не вводится в гортань, а берется маска, которая легко и безболезненно надевается ребенку на лицо. И он дышит.
В благотворительном фонде «Настенька» собирают деньги на закупку этих масок для НИИ детской онкологии и гематологии имени Блохина. Деньги на довольно простое оборудование. Простое, но вот правда - бесценное.

( Читать дальше → )


Екатерина Шалмина:Есть ли жизнь в доме престарелых?
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Есть ли жизнь в доме престарелых?



БФ «Старость в радость» вот уже пять лет организует занятия для одиноких стариков в домах престарелых, не имеющих возможности самостоятельно передвигаться. К лежачим больным приходят художники, музыканты и специалисты по уходу, которые общаются с бабушками и дедушками, поют с ними песни, читают стихи, вывозят на прогулку, работают с чувствами и эмоциями. То есть устраивают короткий, но регулярный праздник, фактически возвращая их к жизни.
Сейчас фонду нужно собрать 841 424 рубля для программы поддержки одиноких стариков в Ржевском доме-интернате для престарелых и инвалидов, где находится 300 лежачих больных. Эти деньги пойдут на оплату года работы двух специально обученных нянь и одного баяниста, который будет устраивать бабушкам концерты три раза в неделю.

( Читать дальше → )


Илья Тилькин:Обращение к зрячеслышащим друзьям
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Обращение к зрячеслышащим друзьям



Каково это, когда ты не видишь и не слышишь? Ты отрезан. Ты чувствуешь прикосновения, холод или тепло, ты знаешь запах новогодней елки. Но ты практически не можешь рассказать об этом. Тебе кажется, что мир – враждебная среда и обсудить тебе это, в общем-то, не с кем. Твое право на труд не существует. Да и что ты можешь делать, чем зарабатывать на жизнь? Ты никому не нужен… Обучение компьютерной грамотности слепоглухих – это проект фонда ТОК, который был создан самими слепоглухими. Это то, что возвращает к жизни людей, зачастую в ней полностью разочарованных. Это – то самое прикосновение дружеской руки, в котором они нуждаются. Это чудо. Самое настоящее чудо.

( Читать дальше → )


Анастасия Пак:Научиться делать добро
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Научиться делать добро



“Даниловцы” учат нас становиться профессионалами. Совершать добрые дела, а не довольствоваться добрыми намерениями. За пять лет работы через руки «Даниловцев» прошли две с половиной тысячи человек. И только 800 работают профессиональными волонтёрами. С нашей помощью школа социального волонтерства сможет обучать и других людей.

( Читать дальше → )


Дарья Шипачева:Помогите найти сестру
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Помогите найти сестру



Волонтеры фонда "Старшие братья, старшие сестры" берут под опеку сирот из подшефных домов-интернатов. Вот оно, подумала я! Смогу исполнить давнюю мечту стать сестрой и обогреть хотя бы одну одинокую душу! Но, конечно, все оказалось не так просто. Многостраничные психологические тесты, справки из психдиспансера, УВД, наркодиспансера… А потом самое главное – тренинг для начинающих волонтеров, где учат общаться с детьми, рассказывают, чем с ними заниматься, как разрешать конфликтные ситуации. Я очень ждала этого тренинга, но его долго не проводили из-за нехватки денег. И сейчас фонд может позволить себе проводить обучение не чаще раза в месяц, когда в листе ожидания - длинная очередь из желающих стать старшим братом или Сестрой и сирот, которые очень их ждут.

( Читать дальше → )


Юлия Седова:Вернуться домой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Вернуться домой



Именно первые дни и недели, когда человек по какой-либо причине лишился дома и средств к существованию, оказываются переломными в его жизни, говорят сотрудники службы помощи «Милосердие». Именно в эти дни велик риск стать не просто жертвой грабителей, а бомжом во всех смыслах этого слова.
Для помощи таким людям служба “Милосердие” разработала программу “Возвращение”. В настоящее время она реализуется в Москве: созданы два пункта профилактики бездомности - на Казанском и Курском вокзалах, где специалисты принимают всех, кто не может вернуться домой. “Милосердие” оплачивает им билеты, а также берёт на себя сопутствующие расходы: покупает еду в дорогу; выдает одежду, инвалидную технику и средства гигиены; оплачивает при необходимости медицинские услуги, лекарства, а также покрывает расходы, связанные с восстановлением паспортов.

( Читать дальше → )


НЕ РАЗЛЕЙ ВОДА
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru
В начале двухтысячных в Смоленской области с разницей в три года родились два парня. Назовем их Ваня и Коля, хотя на самом деле зовут их по другому. Ваня родился первым, по-залету, конечно.

Как-то раз на расположенный в городе автодром приехали спортсмены со всей Европы гонять на грузовиках. И мама двух героев этого рассказа, 17 летняя девчушка Нина, встретив иностранных гостей в ресторане “Днепр” не смогла устоять перед чарами молодого красавца Сашки, который был единственным русским из всех автогонщиков. Сашка долго рассказывал что-то про свой грузовик MAN, про то, насколько он отличается от легковушек, на которых он выступал раньше, а Нине нравилось слушать, и после очередной бутылки она умыкнула его из-за стола и, наскоро добравшись до местной гостиницы “У Михалыча”, принадлежавшей одному из начальников с местного химического завода и ласково носившей только его отчество, провела самую важную ночь в жизни маленького Вани, который появился на свет спустя 9 месяцев после завершения этапа автогонок на грузовиках.

Нина любила Ваню, и когда он смотрел на нее своими огромными непонимающими глазами иногда приговаривала: “Чего уставился, глазастый? Вырастешь, будешь водителем, на дорогу смотреть будешь!”

Родителей у Нины не было. Мама еще в раннем детстве умерла от рака, а отец погиб во второй Чеченской, попав в засаду где-то в горах. Так и осталась она совершенно одна с Ванькой и без какой-либо работы и образования. В попытках устроить свою жизнь прибилась к одному кафе, где работала официанткой, но долго не продержалась — поймали на воровстве. Стырила пачку конфет, хотела с подругами после работы съесть под шампанское.

Через год познакомилась с Виталиком, который довольно быстро переехал к ней и даже был не против воспитывать Ваньку как родного сына. Стали жить вместе, но однажды по пьяной лавочке Виталя повздорил с пришедшим в гости сослуживцем и пырнул его попавшимся под руку ножичком.

И начал Виталик Нину умолять взять на себя вину. Ты, говорит, молодая, ты девушка, скажешь, он на тебя нападал, изнасиловать хотел, а ты его, защищаясь, у себя же дома и пырнула. Тебе максимум условку дадут, судьи таких любят, у тебя же мальчуган маленький, а я тут даже не прописан, вопросы возникнут, характеристики нет, после армии нигде официально не работал, влепят строгача и вперед по этапу, поминай как звали.

И согласилась Нина. Пожалела любимого. Менты приехали, во всем она им и призналась. Криминалист вещдоки описал, труп вывезли, да и Нину за решетку посадили. А Ваньку отправили в дом ребенка пока суд да дело.

В СИЗО выяснилось, что Нинка ждет второго ребенка, да и срок уже не малый. Но судью - жирную старую бабу в огромных очках из роговой оправы и черной, слежавшейся мантии, это совсем не тронуло. Отправила она Нинку на десять лет строгого режима. Виталик пропал еще до суда, ни разу даже не навестив ее в СИЗО, и как Нинка ни пыталась, услышав приговор, объяснить, что никого она на самом деле не убивала и просто хотела любимого спасти, приставы ее не слушали, дали дубинкой по спине и отправили на зону.

Уже там, в тюремной больничке, у прикованной наручниками к столу, испуганной и заплаканной Нины родился второй сын — Коля.

Но к сыну Нина не привыкла, не полюбила его, чувствовала в нем что-то от Виталика, который предал и обрек ее на зековскую судьбу. Да и молока не получалось для Кольки из груди нацедить, видимо стресс при родах сказался.

Первые три года вроде и жили в одной тюрьме, да только Нина — в камере, а Коля — в детском доме при тюрьме. Два раза в день, по расписанию, Нина отправлялась к ребенку. Но с каждым днем все сильнее понимала, что делать ей этого не хочется, и только скука тюремной жизни толкала ее на поход к чаду. Потом ходила раз в день, потом раз в неделю, а в конце концов вообще перестала сына навещать. Не до того было, на работе уставала, да и доставали ее сокамерницы, проходу не давали.

В общем, написала Нинка отказную от ребенка, как и советовал начальник тюрьмы. Так, говорит, ему лучше будет. Отправим его в нормальный детский дом, чего ему в тюрьме расти? А ты, как выйдешь, заберешь его.

Но выйти было не суждено. Зечки пырнули ночью Нинку под ухо, по беспределу, так и вышла все жизнь из нее маленькой струйкой с подушки на кровать, а с кровати на пол. Начальник колонии с ментами договорился, и дело замяли, ему ни к чему такой скандал, а Кольку, в качестве благотворительности, отправил в детдом в родную область, подальше от тюрьмы.

Уже в детдоме, по документам, выяснилось, что и его брат Ванька воспитывается в соседней группе. Так судьба свела их вместе. Ванька, в отличие от матери, в брате родного признал сразу, и, как старший, за младшим Колькой сразу начал присматривать, от сверстников защищать, игрушки приносил, иногда даже откуда-то доставал шоколад. Когда время пришло Кольке в первый класс идти, отдал ему свой рюкзак школьный и подарил красивый пенал, который выменял у пацанов.

Но в один хмурый сентябрьский день детский дом, как маленький и слишком затратный для бюджета, было решено закрыть. Ну как закрыть, закрыть его нельзя, его решили укрупнить, то есть расселить детей из всех маленьких детских домов области в несколько больших. Губернатору перед Москвой отчитываться надо, один из основных показателей эффективности управления с недавних пор - это число детских домов в области. Чем их меньше, тем лучше работает губернатор.

И тут братьев, уже давно державшихся друг за друга, сведенных самой судьбой, государство решило направить в разные учреждения. Кольку в Понятовку, Ершичского района, а Ваню в Велиж, ближе к Белоруссии. Как ни пытался старший Ваня объяснить педагогам, что им с братом разъезжаться по разным концам области нельзя, что Колька слабый, и что его обижают, и что ему нужна защита и нужен старший брат, но решение принято было окончательное, и так братья стали жить вдали друг от друга.

В первую же неделю разлуки оба, не сговариваясь, сбежали друг к другу. Обоих искали с полицией и нашли: одного на автобусной остановке, второго в гастрономе в Смоленске, где он просил купить ему хлеба. Через неделю Ваня снова предпринял попытку добраться до брата и на этот раз, после того как был пойман, целый час выслушивал нравоучения от директора детского дома, о том, как он его сдаст в полицию, а те его посадят в тюрьму, где кончит он так же, как его непутевая мать.

На третью неделю, в воскресенье, воспользовавшись субботней попойкой у персонала детдома, Ванька все же смог сбежать капитально и, добравшись на перекладных до Шумячей, последние шесть километров до Понятовки шел пешком, где его и сдали ментам сотрудники детдома, в котором жил Колька.

На счастье братьев, участковый, который несколько недель назад искал сбежавшего Кольку, полез в интернет почитать, что пишут про поиск сбежавших детдомовцев на форумах, и обнаружил, что в Смоленской области есть сразу два детских дома, где кровных братьев и сестер благотворители из Москвы собирают в семейно-воспитательные группы. И когда ему пришлось забирать зашуганного и понурого Ваньку, который понимал, что, видимо, уже никогда ему не вернуть своего брата, он спросил у директора детдома, нельзя ли братьев отправить в эти семейно-воспитательные детдома, чтобы не надо было раз в две недели искать то одного то другого.

И с тех пор у братьев появился общий и настоящий дом. Официально, по документам, их перевели в другой интренат, при котором выделили комнату, в которой московские волонтеры сделали ремонт, а к Ване с Колей приписали педагога, который следил за ними. Старший, Ванька, как и раньше, тянет младшего, а младший — вовсю помогает старшему. Держатся друг за друга они крепко, не разлей вода. А за кого еще держаться, когда во всем мире нету вообще больше никого родного?

Таких сирот, как Ваня или Коля, в нашей стране 670 тысяч. Некоторым повезло, и у них есть брат или сестра. Но для государства, что брат, что сестра — это просто единица или нолик в учетной ведомости. У некоторых из них есть шанс не потерять друг-друга. В этом им помогают московские благотворители. Не просто помогают, а борются за право братьев и сестер не быть разъединенными. Не дают разорвать ту единственную ниточку, которая способна спасти их в этом бушующем взрослом мире.

Чтобы продолжать эту работу нужны деньги. На мебель для комнат, где будут жить такие же братья и сестры, как Ваня и Коля, на игры, продукты, средства гигиены, на оплату труда индивидуальных воспитателей, на координацию проекта. Очевидно, что государство которое в детях видит лишь мебель, врядли даст денег на настоящую мебель для настоящих детей. Так что эти деньги даст общество. Перевести их любой человек может вот тут.



* Текст написан в рамках акции "Помогу на бегу" в поддержку благотворительного фонда "Дети Наши"