?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


ответ Олегу Кашину
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

«Не думай, что ты далек от политики. Никто не далек» — пишет в своем блоге мой дорогой друг и коллега Олег Кашин, рассказывая про ужасающую историю наезда Истринской прокуратуры на организацию «Помощь больным муковисцидозом». И тут же Олег выводит, что в нынешнее время спасать детей больных муковисцидозом — это политика, так как политикой становится любая форма жизни, не подконтрольная власти.

Из статьи Олега выходит, что те, кто сейчас не интересуются политикой и занимаются каким-то делом, скажем, помогают больным с муковисцидозом, невзирая на политическую обстановку в стране, должны испытывать некоторое «смущение» .

Для меня это неприемлемо. Для меня неприемлемо, что любая деятельность, которая идет в разрез с государственными планами, является политической. И пусть государство не согласно со мной, пусть со мной не согласна оппозиция, я четко знаю, что есть сферы деятельности, которые не направлены на получение политической выгоды. И даже если в жизни во многих случаях самые разнообразные сферы как раз приносят политическую выгоду, если таких сфер много, и даже, если выходцы из них то тут то там постоянно околачиваются около политики или напрямую участвуют в ней, это еще не значит, что все должны поступать также.

Да, настало время, когда надо выбирать с кем ты, за кого ты. Прекрасную формулу выбора стороны предложила Ольга Шанцер у себя в фейсбуке — общество разделилось на две части, и выбрать сторону можно, ответив самому себе на один вопрос: «Должны ли Pussy Riot сидеть?».

Но Олег искренне не понимает, что касается эта формула только каждого человека в отдельности. Эта формула не касается государства, не касается Истринской прокуратуры, не касается эта формула организации «Помощь больным муковисцидозом» и не касается она и самого муковисцидоза. Потому, что, Олег, если, не дай Бог, у Путина или у кого-либо из Pussy Riot родится ребёнок с муковисцидозом, организация «Помощь больным муковисцидозом» будет помогать ему, не принимая во внимание политические взгляды родителей ребенка. Муковисцидоз, Олег, это не политика, муковисцидоз — это страшная болезнь. И если завтра режим рухнет и к власти придет Навальный, а проблемы больных муковисцидозом не будут решены, то общество «Помощь больным муковисцидозом» точно так же будет критиковать все возможные властные структуры, обивать их пороги, писать письма, умолять, просить, собирать деньги, спасать, помогать, поддерживать, хоронить.

В замечательном фильме «Bang Bang Club» есть эпизод, когда южноафриканская полиция, расследующая убийство, приходит в редакцию газеты The Star и требует выдать снимок, на котором запечатлен момент того самого убийства, сделанный фотографом Грегом Мариновичем, который в последствии получил Пулитцеровскую премию именно за эту фотографию. И редакция его не выдает, потому что, как только военный фотограф принимает одну из сторон конфликта, он сам становится мишенью. Тебе, Олег, как журналисту, эта параллель должна быть хорошо понятна.

И еще, Олег. Я не политик. Я терпеть не могу политику и все, что с ней связано. Я не хочу ей заниматься, у меня нет политических амбиций. Правда, у меня есть моя четкая политическая позиция, моя личная. Но в моей работе она никогда не останавливает меня на пути к моей основной цели — помочь людям. И ради этой цели я свои политические принципы готов подзабыть. И если помочь может кто-то, кто ничего за это не просит, нигде не просит прославлять его политическую или бизнес структуру, то я не понимаю, почему я должен отказываться от помощи этого человека или организации. Если, к примеру, политическая партия Единая Россия, которая мне лично чужда и невероятно противна, захочет дать денег на хоспис в Москве и ничего не попросит в замен, то почему бы не взять, почему бы не построить на их деньги хоспис?

И еще, Олег. Во власти есть адекватные люди. Политик, Доктор Леонид Рошаль, доверенное лицо Путина, член ОНФ, был единственным, кто помог нам решить проблему с медленно и мучительно умирающими от мукополисахаридоза, тоже ужасного и редчайшего заболевания, детьми. Именно он в субботу ночью смог заставить государственные структуры работать так, чтобы уже во вторник лекарство, которое производят на одном заводе в мире, без которого дети мучительно погибают, стоимость которого около 1 миллиона долларов, на приобретение которого были выделены бюджетные деньги и которое НЕ БЫЛО закуплено Московским правительством, именно он сделал так, чтобы это лекарство было у детей и спасло их от смерти. И пример Рошаля не единичный.

Пока вы играете в политику, пока вы мне объясняете, что все мы должны ей заниматься, эти дети бы умерли. Ну да, а политики собрали бы в их память митинг, вернее два — один оппозиционный, а другой прокремлевский. Только на детей всем было бы уже насрать.

И да, Олег, суд над Навальным — это позор для России, и да, Олег, суд над Pussy Riot — это позор для России, и да, Олег, выборы у нас украли, и да, Олег, нам нужна честная власть. Путин уже впаял нам всем закон «Димы Яковлева», мы что, тоже должны ответить своей инициативой по мучению детей? Я не понимаю, почему от того, что в стране происходит ПОЛИТИЧЕСКАЯ борьба, должны погибать аполитичные дети?




promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…