?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Previous Entry Share Next Entry
Пивное безумие Фландрии
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru



Одно из самых ценных полотен, хранящихся в Музее Бургомистра города Антверпена — «Безумная Грета» работы Питера Брейгеля-старшего. На нем знаменитый художник, изобразил героиню народной истории про потерявшую своих родных и обезумевшую от этого женщину Грету, которая, проснувшись однажды утром, обнаружила, что в доме нету сковородок, и вспомнила, что слышала на церковных проповедях, как грешников в аду жарят как раз на так внезапно пропавших из ее дома сковородах. Она надела доспехи, схватила меч и ринулась в пасть Левиафана — прямиком в ад, — за сковородой. Голландцы относятся к Грете со смехом, и эта история для них скорее смешная детская сказка — ты, мол, обезумел как Грета, говорят они. Вот и я, проведя неделю в пивном путешествии по Фландрии, почувствовал себя безумным, как Грета, в каждодневном сражении со все новыми и новыми сортами пива и прочими гастрономическими радостями, которые, как известно, все от лукавого.



Хотя поначалу ничто не предвещало подобного безумия. Когда министерство туризма Фландрии, одного из трех регионов Бельгии, пригласило меня посетить несколько местных пивоварен, я, конечно, с радостью согласился. Что может быть лучше, чем провести отпуск в чуть-ли не самом пивном регионе мира, да еще и пробовать каждый день новые и интересные сорта этого прекрасного напитка, сваренные в самых известных и славящихся своей многовековой историей пивоварнях. В моей голове, конечно, это все поначалу выглядело, как ежедневная дегустация уже знакомых сортов пива, вроде тех, что продаются и разливаются в России, но я был чертовски рад, когда мои ожидания были обмануты уже во время первой же дегустации.



Пиво во Фландрии, это как Вино во Франции, в каждой деревушке, в каждом городке производят свое и, практически всегда, по старинным рецептам с использованием исключительно натуральных продуктов и совершенно не современных методов производства, с индивидуальной процедурой употребления каждого из полутысячи сортов. Некоторые сорта пива, такие, как легендарный Westvleteren, вообще официально продаются только в траппистском аббатстве Святого Сикста и расположенной неподалеку кафешке по предварительной записи в количестве не больше 24 бутылок в одни руки за 60 дней, что сразу набрасывает пелену загадочности и избранности на процесс употребления этого драгоценного, но совсем недорогого напитка. Монахи трапписты открыто заявляют, что они в первую очередь монахи, а пивовары только потому, что монахом быть не просто, и средства для существования своего аббатства они получают от продажи пива. Много раз признанного лучшим в пивом мире. По цене 1 евро 65 центов за бутылку, которую в Москве, кстати, я встретил в продаже за 2000 рублей.



Мое путешествие было бы красочным и без посещения десятков пивоварен, ведь оно проходило через такие города как Брюгге, Гент, Мехелен и Антверпен, в каждом из которых можно и на трезвую голову гулять целыми днями. Музеи этих городов ломятся от произведений великих мастеров, а красоты местных улочек и каналов завораживают, вводя любого туриста в неописуемый культурно-исторический экстаз, который к тому же еще и дополняется теологическими размышлениями после посещения невероятной череды гигантских готических соборов, где зачастую можно увидеть работы таких знаменитых мастеров, как семейство Брейгелей или братья Ван Эйки, или Рубенсом.

Кстати, о Рубенсе. Перед посещением Антверпена я был уверен, что этот портовый город скучен и полон алмазов и торгующих ими евреев, как пишут о нем большинство путешественников, но на деле все оказалось совсем не так. Антверпен — это, в первую очередь, город Рубенса, а уже потом всего остального. Рубенса тут столько, что глаза не успевают отдохнуть, голова не успевает расслабится, не успеваешь проанализировать одну просмотренную картину, как уже уже сталкиваешься с необходимостью размышлять над откуда-то появившимся очередным полотном. Центральными «рубенсовскими» местами в городе, конечно, являются дом-музей художника, искусно превращенный в галерею с обширным внутренним двориком и красочными горельефами, и собор Антверпенской Богоматери, хотя полотна Рубенса часто встречаются и в других церквях, которых в Антверпене полно, к примеру в соборе святого Павла или, в семейной усыпальнице Рубенсов — соборе святого Иакова. Постепенно складывается ощущение, будто бы Рубенс и его ученики написали картин столько, что ими можно было украсить каждый дом в Антверпене.

Но основной целью моей поездки, как ни крути, все-таки, было пиво. План поездки был настолько жестко скомпонован принимающей стороной, что вернулся я из путешествия потолстевшим на несколько килограммов и с четким осознанием того, что пиво пить не буду больше никогда. Каждый день проходил по одинаковой схеме — утром пивоварня и дегустация с экскурсией по производству и рассказом об особенностях местного напитка, потом на автобусе или велосипеде мы добирались до следующей пивоварни с экскурсией и дегустацией там, переезд дальше — обед и дегустация с экскурсией, следующая пивоварня, конечно, с дегустацией и, конечно, с экскурсией, а уже потом ужин, конечно же , в пивном ресторане.

Отдельно стоит рассказать о ресторанах во Фландрии. В Бельгии более 17 тысяч ресторанов, и более ста из них удостоены одной, двух или трех звезд престижного ресторанного гида Michelin. Своеобразный европейский рекорд — самое большое количество мишленовских ресторанов на душу населения! Поваров — обладателей этих почетных звезд — во Фландрии аж 63 — тоже больше, чем в любой другой европейской стране. Во Фландрии можно отведать кухню самых разных традиций и стилей, от старинной фламандской до супер-современной молекулярной, на любой вкус и бюджет. При этом, говоря о бюджете, стоит отметить, что ужин из пяти блюд с вином в мишленовском ресторане в Антверпене, Брюгге или даже в столичном Брюсселе обойдется значительно дешевле, чем в аналогичном заведении в Лондоне или Париже, не говоря уже о Москве. В одном из таких ресторанов, пивном «Гамбринусе» в Брюгге, официантка только фыркнула мне в ответ, когда я, глупец, попросил ее принести мне чего-нибудь легенького вроде бельгийского же Stella Artois. Довольно быстро осознав свою ошибку, и не без помощи лучше разбирающихся в сортах местного напитка друзей, я выбрал одно из нескольких сотен представленных в этом ресторане местных сортов пива. Впервые я попал в ресторан, в котором меню еды занимало всего несколько страниц, а пивная карта не только по весу, но и по своей толщине скорее напоминала кирпич.

Но почему я в самом начале своего рассказал упомянул безумие, похожее не безумие Греты с картины Брейгеля? Опишу один лишь день. Проснувшись в прекрасном городе Генте, я отправился на пробежку, в надежде сбросить несколько грамм из набранных за предыдущие дни килограммов. Но эти самые килограммы и не дали мне пробежать обычные для меня пять километров, и я вернулся не солоно хлебавши в гостиницу, откуда, позавтракав, отправился гулять по городу. В редкие свободные минуты я пытался посещать все возможные культурные достопримечательности, чтобы уж совсем не превращаться в ходячий бочонок с пивом. Взобравшись на башню Белфри с золотым драконом на крыше и посмотрев на панораму Гента с верхней точки, я спустился к главному сокровищу, расположенному неподалеку, в соборе святого Бавона, огромному Гентскому Алтарю и его центральной части — «Поклонению агнцу» работы братьев Ван Эйков. Каждая деталь, каждая фигура, каждый волосок или складка, каждый блик и каждая игра полутонов в этом огромном и массивном творении завораживают. Я, словно забыв обо всем на свете, стоял не меньше трех четвертей часа в полумраке собора, потрясенно рассматривая каждую из мельчайших деталей этого монументального произведения искусства.

Время текло незаметно, и вскоре я уже мчался по маленьким улочкам Гента на велосипеде, чтобы посетить первую из назначенных на этот день пивоварен — Gruut, расположившуюся недалеко от исторического центра города. Эта компактная, занимающая буквально одно небольшое здание пивоварня прославилась тем, что варит свое пиво, как и в средние века, без использования хмеля. Все дело в том, что, согласно декрету «Novus Modus Fermentandi Cervisiam» (о новых способах приготовления пива) императора Священной Римской Империи Карла IV, все пивоварни, расположенные к востоку от реки Шельды использовали для приготовления пива хмель, а пивоварни, располагавшиеся по западную сторону, продолжали, как и в старину, вместо хмеля использовать набор трав — «gruithuis». Отведав все пять сортов местного пива — Amber, Blonde, Brown, Inferno и White, мы снова уселись на свои велосипеды и отправились в 35 километровую велопоездку до следующей пивоварни — Liefmans, расположенной в восточно-фламандском городке Ауденарде. Liefmans славится своим производством пива открытым способом — брожение напитка происходит в огромных медных ванных начала века. Сейчас их флагманская марка Liefmans Fruitesse — единственное по-настоящему фруктовое пиво, выдержанное на вишнях и приготовленное с использованием соков натуральных ягод: вишни, малины, клубники, черники и бузины. Это также единственное в мире пиво, которое рекомендовано подавать со льдом в стакане Стоит заметить, что где-то через 15 километров после Гента, которые наша группа преодолела по великолепной велосипедной дорожке, проложенной по берегу Шельды, мы остановились в небольшом кафе и выпили по паре стаканов пива, а уже потом, завершив свой путь, попали на пивоварню Liefmans, где гостеприимные хозяева поили нас ледяным вишневым пивом, которое так хорошо было выпить в жаркий день после изнурительной велосипедной поездки. Картина, конечно, была смешная. Ввалившись с улицы, несколько пропахших потом и пивом мужиков, бросили свои велосипеды и начали хлестать ледяное и сладкое пиво гигантскими стаканами, в которые его услужливо разливал добродушный экскурсовод, работающий на пивоварне. Осматривая пивоварню, я постоянно ловил себя на мысли, что брожу не по реально работающему производству, а по музею, такими старыми и потрепанными казались мне все увиденные мною емкости и приспособления. Мои спутники только посмеялись над моим вопросом о том, возможно ли производить пиво для реализации на таком оборудовании в России. Увы, но вся наша пивная индустрия давным-давно зарегулирована санитарными нормами до такой степени, что производить в России возможно исключительно скучнейшие сорта, как две капли воды похожие на своих немецких или чешских прародителей. После экскурсии мы, конечно же, вернулись в дегустационный зал и снова принялись за пиво.

Так как в этот день мы потратили несколько часов на велосипедную прогулку, то, к сожалению, программа по посещению пивоварен на этом была закончена, хотя обычно мы останавливались исключительно на третьем или четвертом производстве, когда уровень опьянения уже не позволял продолжать какой-либо осмысленный осмотр достопримечательностей.

Слава богу, обратно до Гента нас не заставили крутить педали, а погрузили в небольшой микроавтобус и предоставили самим себе. Всю дорогу обратно до отеля мы продолжали дегустировать пиво и рассуждать о предстоящем вечернем приключении. Нас ожидал ужин в лучшем пивном ресторане мира — De Heeren Van Liedekercke.

Вообще, до посещения этого ресторана я и не понимал так отчетливо, что обозначает фраза — доволен «до поросячего визга». На обочине деревенской дороги, в нескольких десятках минут езды от Гента, стоит маленький домик. Самый авторитетный пивной портал — RateBeer.com — уже несколько лет подряд признает этот домик лучшим пивным рестораном в мире. Наш ужин состоял из 7 блюд и десерта. И к каждому из них, удивительно вкусно приготовленному и невероятно изящно сервированному, подавали новый сорт пива, который подчеркивал вкус пищи и при совместном употреблении создавал не просто неповторимый, а захватывающий все органы чувств вихрь эмоций. Клянусь, я никогда не ел так вкусно. Я был готов отдать все успехи моей прошлогодней диеты, шутка ли, я похудел на 28 килограммов, лишь бы доесть каждую крошку, каждую каплю, каждый кусочек из принесенных мне блюд. Ощущение было, что в еду добавили какой-то невероятный магический ингредиент, который просто не позволял выйти из-за стола недовольным. И, съедая каждый кусочек божественно-вкусной пищи, я запивал его прекрасным пивом, которое с удивительной точностью подходило именно под этот вкус, эту температуру и эти ощущения, так что в результате создавался настоящий шедевр вкуса. Это был полнейший гастрономический и алкогольный экстаз.

Но вернемся к безумной Грете. Представьте, в каком состоянии я находился все эти шесть дней, колеся по красивейшей Фландрии и посещая замечательные пивоварни, такие, как частную семейную de Troch, или единственную все еще работающую в самом центре Брюгге — de Halve Maan, или пивоварню Rodenbach, про продукцию которой сам Майкл Джексон сказал — «The most refreshing beer in the world». Что со мной должно было происходить, когда я пробовал признанное лучшим в 2012 году темным пивом в мире Gouden Carolus, разлитое на пивоварне Het Anker, и в тот же день посещал гигантский завод с целым дегустационным центром пивной империи Duvel или распивал в полях, пиво деревенской пивоварни Hof Ten Dormaal, расположенной на самой настоящей ферме, где его выдерживают в бочках из под односолодового шотландского виски для придания ему неповторимого, ни на что не похожего вкуса. Все это вкупе с постоянно окружавшими меня каналами, готическими соборами, ресторанами, шоколадом и картинами фламандских живописцев поддерживало во мне уровень удовольствия близкий к безумию. Никогда раньше я не ощущал себя парящим над поверхностью земли, так стремительно рядом со мной постоянно возникало нечто новое и интересное.

И вот, вернувшись в Москву, я с радостью вспоминаю музеи Антверпена, ярмарку и узкие улочки Мехелена, каналы и заполненные молодежью набережные Гента, кишащий туристами Брюгге и, конечно, пивоварни, каждая из которых относится к своему пиву, как к самому дорогому, что имеешь, как к ребенку. И каждая из них с радостью, гордостью и уважением делится своим продуктом с пришедшим гостем. Я искренне рад, что практически ни одно пиво, упомянутое в этом небольшом рассказе, не получится купить в России, ведь именно это обстоятельство должно стать причиной для многократного возвращения во Фландрию.




promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…

  • 1
ну зайдите на их сайт и посмотрите

Покупать напрямую у монахов слишком уж сложно, хотя, конечно, 40 евро за ящик более, чем привлекательно. Многие магазины выкупают по нескольку ящиков и перепродают несмотря на запрет (указанный на сайте). Цена на Westvleteren в магазине — больше 10 евро за бутылку. Не так давно цены были гораздо выше, но, говорят, что монахи решили пополнить казну увеличив объем выпуска, и смотрят на перепродажи сквозь пальцы.

За 13 евро я лично покупал в одном из брюссельских специализированных магазинов в начале года. Цены на 10-15-летние бутылки доходят до 50 евро и выше.

  • 1