?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Previous Entry Share Next Entry
Новогоднее счастье для одной семьи
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Для меня фандрайзинг — это не только каждодневная работа, но еще и постоянный бой, в первую очередь за распространение информации о возможности кому-либо помочь. Если у тебя есть постоянный доступ к средствам массовой информации, этот бой превращается в развлекательную прогулку, а если у тебя есть только Фейсбук и Твитер, то борьба за жизни других людей сразу начинает напоминать Сталинградскую битву. Почему-то людям сложно нажать кнопочку репост в фейсбуке. Сложно сделать ретвит. Сложно нажать лайк. Не могу этого объяснить, просто приходится воевать с ними, упрашивать, действовать кнутом и пряником, добиваясь того, чтобы они помогали распространять информацию о помощи другим. А теперь представьте себе, что постоянно воюя за помощь другим, вы еще специально усложняете себе процесс и одеваетесь, скажем, в форму противника, и помимо своего главного боя вам постоянно приходится еще и объяснять союзникам, что вы свой, что вы воюете на их стороне, за них же, просто форма противника вам по тем или иным причинам удобнее. Представили? Ну вот это мои будни, примерно так я ощущаю себя в войне за инфраструктурное развитие российской благотворительности.

Если коротко, то, я решительно против сбора пожертвований на адресную помощь. Это не эффективно — стоит собрать деньги одному больному, как за ним сразу выстраивается целая очередь из других больных, собираешь еще миллион рублей или долларов на помощь всем последующим больным, а за ними уже выстраивается квартал людей,которым тоже нужны деньги, и ты продолжаешь без остановки собирать-собирать-собирать-собирать им деньги, а ситуация не меняется, дети как рождались больными, так и рождаются, как заболевали раком, так и заболевают, а ситуация как не менялась, так и не меняется, докторам как не платили нормальных зарплат, так и не платят, больницы как закрывали, так и закрывают, квот как не хватало, так и не хватает, короче, ничего не меняется. Смотреть на это мне просто больно. Не могу. А значит эту ситуацию надо менять. Вот я и пытаюсь.

И вот пытаешься собрать денег на обучение врачей, скажем, которые смогут много лет лечить детей в России, тех самых врачей, которых государство не считает необходимым знакомить с новейшими мировыми технологиями и практиками, а никто не хочет помогать, все хотят помогать только адресно, больным детям, и, в итоге, фонды собирают миллионы евро, отправляют детей в зарубежные клиники, а наши врачи как не умели делать эти операции, так и не умеют, и деньги уходят из России, и платим мы за здоровье наших детей зарубежным врачам. И это считается нормальным. Но не для меня. Я хочу чтобы наших детей не надо было отправлять в Европу или Америку или Азию, я хочу чтобы в любом областном центре могли сделать сложную операцию, чтобы любую болезнь не только лечили в России бесплатно, но еще и ПРЕДУПРЕЖДАЛИ ее развитие. Как это делают за границей. Вот поэтому я против адресной помощи.

Когда мне предложили принять участие в “Эстафете помощи”, совместном проекте Русфонда и ЖЖ, я, честно говоря, сначала сомневался. Мне было сложно решиться на ту деятельность, которую я пытаюсь изжить как факт. Ведь я стараюсь сделать так, чтобы адресная помощь была сведена к минимуму, чтобы в ней просто не было необходимости, чтобы помощь оказывалась профессиональными структурами, чтобы родители, у которых рождаются больные дети, получали помощь сразу, знали куда идти, не переживали — будут ли собраны деньги на лечение их детей, чтобы поддержка была непрерывной и постоянной. Но все же я решился принять участие в “Эстафете помощи”.

Решился, потому что, конечно же, адресная помощь — нужна. Точно так же, как нужна скорая помощь. Можно сколько угодно рассуждать о том, что больница в которой, по хорошему, должны проводить операции, не просто не работает, а лежит в руинах, но от самого факта отсутствия работоспособной больницы люди не перестанут болеть. То же самое и с адресной помощью. Я буду и дальше прикладывать все возможные усилия для поддержки и развития инфраструктурных благотворительных проектов благотворительности, но сейчас, вот прямо сегодня, нужна помощь ребенку. Больному, из бедной семьи, маленькому парню Артуру Давлатову из подмосковной Дубны.

Отец их с матерью бросил, алименты не платит, она без работы сидит дома (ухаживает за больным ребенком) получает от государства аж целых пять с половиной тысяч рублей пособия, живут на пенсию дедушки, который работает автомехаником в службе такси с зарплатой 23 тысячи рублей, и еще заботится о больной жене (бабушке Артура) у которой инсулинозависимый диабет и гипертония.

Артур появился на свет с помощью кесарева сечения на тридцать восьмой неделе беременности. На вторые сутки его жизни, мама Артура, Мария, узнала, что у ребенка спинномозговая грыжа и двусторонняя косолапость. Из роддома мальчика перевели в детскую городскую больницу (Люберцы). Через месяц Артура прооперировали (зафиксировали спинной мозг). После выписки из больницы они начали проходить врачей в поликлинике по месту жительства. Артур стал наблюдаться у невролога по месту жительства и в научно-исследовательском институте неотложной детской хирургии и травматологии (Москва) (НИИ НДХиТ). По поводу косолапости ортопед дал направление в московскую областную детскую ортопедо-хирургическую больницу (Москва) (МОДОХБ). Ножки удалось вывести в правильное положение, но в 2013 году случился рецидив косолапости, левая нога стала заворачиваться внутрь. Мария снова обратилась в МОДОХБ. К тому моменту врач, лечившая Артура, уволилась, и Артур попал на консультацию к другому доктору. Рекомендации врача сводились к тому, что необходимо в ортопедическом салоне заказать специальную обувь по гипсовому слепку. В салоне ортопед, делающий замеры, удивился и посоветовал найти хорошего специалиста и все-таки вылечить косолапость.

Поясню немного эту историю. Мальчик родился больным, его вылечили, но в четырехлетнем возрасте случился рецидив, болезнь на левой ножке вернулась. Доктор успешно вылечивший Артура в раннем детстве, уже не работал, а другой доктор лечить Артура, видимо, не захотел, а может и не смог из-за отсутствия необходимого образования, черт уже сейчас разберет. Он просто вынес свой вердикт, как бездушно выносят его судьи, прокуроры и прочие государственные люди — вылечить нельзя, живите так всю оставшуюся жизнь. Даже не попробовал вылечить, просто послал мать с больным ребенком делать специальную обувь в салон. И представляете, какого уровня был этот врач, если даже ортопед в обувном салоне, взглянув на ножку четырехлетнего Артура, сразу понял, что это совсем не безнадежный случай, что все можно поправить, что можно сделать мальчика полностью здоровым, можно подарить ему шанс на здоровую и нормальную жизнь, без насмешек, одиночества и боли.

И мама Артура продолжила поиски врача, и, конечно, нашла. Мария с сыном отправились в клинику современных медицинских технологий имени Н.В. Соловьева (Ярославль) на консультацию к доктору Максиму Александровичу Вавилову, одному из первопроходцев лечения в России врожденной косолапости методом Понсети. Доктор Вавилов прошел обучение в США и успешно практикует этот метод в России с 2006 года. И он согласился вылечить Артура. И это лечение платное. И за этой помощью мама Артура обратилась в РусФонд. Стоимость лечения для маленького Артура — 155 000 руб.


Думаю, что примерно столько потратит одна семья из трех человек на новогодний отдых где-нибудь на европейском курорте. Либо не потратит, а поможет. А если таких семей будет 10, то и на отдых всем хватит, и на помощь. Было бы здорово, если бы несколько семей объединились и помогли Артуру Давлатову из подмосковной Дубны, и его семье. Было бы здорово, чтобы новый год Артур, его мама и бабушка с дедушкой встретили, зная, что в 2014 году все у них будет хорошо.

Помочь Артуру рублём, долларом, кредитной картой, банковским переводом, смской, яндекс.деньгами, вы можете на сайте РусФонда. А если не можете помочь деньгами, помогите репостом. Для вас это не стоит ничего, а для него это шанс на счастливую жизнь.




promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…

  • 1
Я иногда помогаю! В этом месяце 5% от зп уже перечислены, пока это всё.
А Вы выясняли, почему для российского мальчика необходимое лечение в России платное? А как же квоты, страховки и т.д.?

к сожалению, Минздрав не выделяет квоты на лечение по методу Понсети. Государство оплачивает традиционное лечение по методу Зацепина, который менее эффективен и более травматичен. После лечения по методу Зацепина ребенок чаще всего
остается на инвалидности.

http://www.rusfond.ru/issues/y2013/m10 читайте об этом вот тут

Прямо хоть на митинг иди!

Из опыта - квоты годами можно ждать..

Время будет упущено..

Re: Из опыта - квоты годами можно ждать..

хуже всего - когда говорят "квот нет" - одни родители опускают руки и ждут будущего года или еще чего-то... Другие родители бьются, привлекают СМИ, и как только начинается огласка, оказывается, что квоты есть! Ужасно прозвучит, но это правда - сейчас максимальная огласка и призыв ко всем - самый эффективный путь к лечению...

Не представилась - я Таня, сотрудница ЖЖ, веду Эстафету.

Ну так и есть - или учишь своих врачей или кормишь чужих.....

хотелось бы и кормить и учить своих для своих же:(

Ну, видишь, такова государственная политика получается. Глупо, банально, но как говорил сантехник в том бородатом анекдоте: "Здесь надо менять всю систему". Предвижу что совсем скоро мы проебем всю систему медицинского образования вообще, так и не научившись оперативному внедрению инновационных технологий и процессов в неё...

"фандрайзинг"? Нельзя ли по-русски?

нельзя. это-ж специальный термин — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%B7%D0%B8%D0%BD%D0%B3

Edited at 2013-12-14 02:22 pm (UTC)

Любителям "специальных терминов"

Прекрасно переводится
Fundraising - Сбор средств

Оченб хорошо к тебе отношусь,Живу во Флориде уже 4 года.Решил помочь,Полез искать,а что это вообще за фонд такой.Еле нашёл,вспомнил.Зашёл на страничку,где указан совет директоров.И передумал переводить деньги.Желаю Артуру выздоровления.

Удивительно, конечно. Какая вам разница кто в совете директоров?

когда часто переводишь деньги,то со временем начинаешь обращать внимание,кто стоит за этим фондом,кто учредители и тд.Особенно это касается российских благотворительных фондов,здесь надо дважды быть внимательным.Всё,что я написал -это из личного опыта.Открой,Мить,свой фонд.

у меня есть свой фонд — http://mozaikaschastya.ru

но я отлично знаю, что русфонд — самый профессиональный и ответственный фонд в России

О! Это важные слова. Ок.Я сейчас ещё раз полажу по этому фонду (очень трудно найти у них информацию) и напишу тебе. Дай мне чуть времени.

Ок,Мить,платёж прошёл успешно.В русфонд.Но переводил я всё-таки(чтоб не казаться занудой) просто под твоё имя.Удачи тебе и Артуру.

большое спасибо :)

Правда — РусФонд прекрасные люди :)

тебе,Мить,верю,потому и перевёл.И им уже тоже начинаю верить.) Я всего 4 года во Флориде,ещё помню Коммерсант и их фонд,Панюшкина...)

//Представили? Ну вот это мои будни, примерно так я ощущаю себя в войне за инфраструктурное развитие российской благотворительности.

Вот из-за таких деятелей и пропадает желание участвовать в какой бы то ни было благотворительности. Навязанное благо - и не благо вовсе.
Хорош уже воевать.

что я вам навязал?

Мне - ничего.
Но смотрю я на этих "благотворителей"... вижу, с каким фанатизмом они "воюют", какие фанатизм и ненависть демонстрируют... как навязчиво призывают давать деньги и участвовать в борьбе...

...и начисто пропадает желание давать хоть что-то. Зато возникают нехорошие мысли о том, уж не является ли эта "благотворительность" ширмой для "борцов против режима".

Русфонд - типичный тому пример.

  • 1