?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Юлия Варенцова: Воскресный брат
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Воскресный брат



Братья познакомились в прошлом году, когда одному было 13 лет, а другому – 24. Младший ждал встречи три года, старший — несколько месяцев. Похоже на сюжет бразильского телесериала? Но такое и случается, причем постоянно, с участниками международной программы "Старшие Братья Старшие Сестры", которая уже несколько лет работает в России. Дело в том, что Паша Ромке совсем не родной брат. Он "воскресный". Бывает же у детей воскресный папа, а у Ромки – воскресный брат.
Они встречаются раз в неделю, по выходным. Паша приезжает к Ромке в интернат. Иногда играют в шахматы, но чаще – выбираются в город. Гуляют по улицам, фотографируют граффити, катаются на самокатах в парке, сидят в антикафе. Для детдомовца это каждый раз как маленький выход в открытый космос. В интернате такие дети живут в четырех стенах, огороженные забором, и даже в школу их организованно вывозят. Для этого и нужен большой брат, чтобы показать ребенку большой мир. Ведь если человека выбросить туда без подготовки, после целого детства, проведенного в казенном доме, он растеряется и может заблудиться.

( Читать дальше → )


[reposted post]О войне и памятниках
one-eyed-georg
tema
reposted by aleshru
От всего сердца рекомендую книгу Николая Никулина "Воспоминания о войне".

Обязательно к прочтению.

Война, которая велась методами концлагерей и коллективизации, не способствовала развитию человечности. Солдатские жизни ни во что не ставились. А по выдуманной политработниками концепции, наша армия — лучшая в мире, воюет без потерь. Миллионы людей, полегшие на полях сражений, не соответствовали этой схеме. О них не полагалось говорить, их не следовало замечать. Их сваливали, как падаль, в ямы и присыпали землей похоронные команды, либо просто гнили они там, где погибли. Говорить об этом было опасно, могли поставить к стенке «за пораженчество». И до сих пор эта официальная концепция продолжает жить, она крепко вбита в сознание наших людей. Объявили взятую с потолка цифру 20 миллионов, а архивы, списки, планы захоронений и вся документация — строгая тайна.

«Никто не забыт, ничто не забыто!» — эта трескучая фраза выглядит издевательством. Самодеятельные поиски пионеров и отдельных энтузиастов — капля в море. А официальные памятники и мемориалы созданы совсем не для памяти погибших, а для увековечивания наших лозунгов: «Мы самые лучшие!», «Мы непобедимы!», «Да здравствует коммунизм!». Каменные, а чаще бетонные флаги, фанфары, стандартные матери-родины, застывшие в картинной скорби, в которую не веришь, — холодные, жестокие, бездушные, чуждые истинной скорби изваяния.

Скажем точнее. Существующие мемориалы не памятники погибшим, а овеществленная в бетоне концепция непобедимости нашего строя. Наша победа в войне превращена в политический капитал, долженствующий укреплять и оправдывать существующее в стране положение вещей. Жертвы противоречат официальной трактовке победы. Война должна изображаться в мажорных тонах. Урра! Победа! А потери — это несущественно! Победителей не судят.

Я понимаю французов, которые в Вердене сохранили участок фронта Первой мировой войны в том виде, как он выглядел в 1916 году. Траншеи, воронки, колючая проволока и все остальное. Мы же в Сталинграде, например, сравняли все бульдозером и поставили громадную бабу с ножом в руке на Мамаевом кургане — «символ Победы» (?!). А на местах, где гибли солдаты, возникли могилы каких-то политработников, не имеющих отношения к событиям войны.

Мне пришлось быть в Двинске на местах захоронения наших солдат. Латыши — люди, в общем-то, жесткие, не сентиментальные, да и враждебные нам, сохранившие, однако, утраченные нами моральные принципы и культуру, — создали огромное, прекрасное кладбище. Для каждого солдата небольшая скромная могила и цветы на ней. По возможности найдены имена, хотя неизвестных очень много. Все строго, человечно, во всем — уважение к усопшим. И ощущается ужас боев, грандиозность происшедшего, когда видишь безграничное море могил — ни справа, ни слева, ни сзади, ни спереди не видно горизонта, одни памятники! А ведь в Латвии за короткое время боев мы потеряли в сотни раз меньше, чем на российских полях за два года! Просто там все скрыто лесами и болотами. И никогда, видимо, не будет разыскана большая часть погибших.

Мне рассказывали, что под Казанью, в тех местах, где в XVI веке войска Ивана Грозного атаковали город, до последних лет (до затопления в годы «великих строек»), люди собирали солдатские кости и сносили их в церковь, в специальный саркофаг. А ведь потери Ивана Грозного были мизерны по сравнению с жертвами последней войны! Например, на Невском Пятачке под Ленинградом на один квадратный метр земли приходилось семнадцать убитых (по официальным данным). Это во много раз плотнее, чем на обычном гражданском кладбище. Таким образом, пионерские и комсомольские походы на места боев — дело благородное, нужное, но безнадежное из-за грандиозности задачи.

Что же реально можно сделать сейчас, в условиях всеобщего равнодушия, нехватки средств и материалов? Думаю, на территории бывшей передовой следует создавать мемориальные зоны, сохранить то, что там осталось в неизменном виде. На бывшем Волховском фронте это можно осуществить во многих местах. Поставить памятные знаки, пусть скромные и дешевые, с обозначение погибших полков и дивизий. Ведь ни Погостье, ни Гайтолово, ни Тортолово, ни Корбусель, ни десятки других мест ничем не отмечены! А косточки собирать... И давно пора ставить на местах боев церкви или часовни.

Главное же — воскресить у людей память и уважение к погибшим. Эта задача связана не только с войной, а с гораздо более важными проблемами — возрождением нравственности, морали, борьбой с жестокостью и черствостью, подлостью и бездушием, затопившими и захватившими нас. Ведь отношение к погибшим, к памяти предков — элемент нашей угасшей культуры. Нет их — нет и доброты и порядочности в жизни, в наших отношениях. Ведь затаптывание костей на полях сражения — это то же, что и лагеря, коллективизация, дедовщина в современной армии, возникновение разных мафий, распространение воровства, подлости, жестокости, развал хозяйства. Изменение отношения к памяти погибших — элемент нашего возрождения как нации.

Никакие памятники и мемориалы не способны передать грандиозность военных потерь, по-настоящему увековечить мириады бессмысленных жертв. Лучшая память им — правда о войне, правдивый рассказ о происходившем, раскрытие архивов, опубликование имен тех, кто ответствен за безобразия.


Полный текст мемуаров: http://www.belousenko.com/books/nikulin/nikulin_vojna.htm

Купить бумажную книгу: https://store.artlebedev.ru/books/fiction/vospominaniya-o-voine/



Я буду советовать эту книгу в начале каждого мая. Чтобы читатели помнили, что кроме войны и победы начальства была война и победа обычных людей. Эта книга написана простым человеком, который попал на войну случайно, прошел ее чудом, а потом до конца жизни работал ведущим научным сотрудником в Эрмитаже. Война глазами простого человека, а не гранитного памятника и не словами партийного функционера.

И если кому-то кажется, что в каких-то местах Никулин приврал или приукрасил, то я за него отвечу: идите нахуй.


Евгений Берг: Сквозь вакуум
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Сквозь вакуум



Общественная благотворительная организация «Милосердие» занимается бездомными уже 11 лет. В марте 2014 года в службе решили создать программу, которая не просто бы помогала, а реабилитировала бы бездомных и занималась бы профилактикой бездомности. Так появился проект «Возвращение». За год сотрудники проекта помогли вернутся домой или найти приют 1725 людям, 320 — восстановили документы. Тех, кто оказался в беде, находят социальные патрули, развернутые на вокзалах. Или же эти люди сами приходят в пункт помощи на Николоямской улице — там можно помыться, постираться и поесть, а зимой еще и обогреться.

( Читать дальше → )


Кристина Онопченко: Забрать из параллельного мира
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Забрать из параллельного мира



Государство не дает сиротам погибнуть, ведь должны быть созданы условия, позволяющие не выживать, а жить. И начинать нужно именно с образования, чтобы у каждого ребенка из детского дома был шанс успешно сдать экзамены, получить профессию и реализоваться в жизни. Чтобы у каждого из них появился выбор, который они смогут сделать самостоятельно. И в этом ребятам из детских домов помогает Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», который совместно с Центром равных возможностей «Вверх» разработал проект «Дистанционное образование воспитанников детских домов». Старшеклассники получают возможность заниматься по профильным предметам через скайп и готовиться к сдаче ГИА и ЕГЭ. Занятия проводят высококвалифицированные педагоги, которые имеют многолетний опыт работы с детьми из подобных учреждений.

( Читать дальше → )


Алеся Лонская: Болезнь замороженных чувств
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Болезнь замороженных чувств



В 2015 году в программе реабилитации «Дом на полдороги» примут участие 15 бездомных алкоголиков. За много лет у фонда «Ночлежка» есть успешная статистика, и можно с большой долей вероятности сказать, что не менее 70% из них избавятся от зависимостей. Не менее 50% восстановят документы, найдут постоянную работу и смогут снимать квартиру, то есть жить совершенно самостоятельно. Полгода спустя они освободят помещение для следующего реабилитанта, а их судьбу будут курировать уже «заочно».

( Читать дальше → )


Елена Ванина: Посиди у дяди на коленках
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Посиди у дяди на коленках



Говорить можно очень долго. О том, как женщины не могут завести длительных отношений, не понимая, почему с ними такое происходит. О том, как дети вдруг бросают учебу и огрызаются на взрослых — и тоже не знают, почему. О том, как в подростковом возрасте вдруг появляются мысли о суициде. Об одиночестве и страхах, которые берутся ниоткуда. О стыде, который не дает нормально жить.
Сексуальное насилие над детьми — одна из самых табуированных тем в России. О одна из самых страшных. Только по официальной статистике каждый год в нашей стране происходит 7-8 тысяч случаев насилия в отношении детей. Однако по подсчетам центра «Сестры», лишь в 10-12% случаев жертвы насилия обращаются в полицию.

( Читать дальше → )


Виктор Шендерович: Время жизни
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Время жизни



Есть такая болезнь — мышечная дистрофия Дюшенна. Ею болеют только мальчики. Неумолимая суть болезни заключается в том, что у ребенка отказывают мышцы - постепенно, по всему телу. Этот процесс длится несколько лет и приводит к единственному и неотвратимому результату: остановке главной мышцы — сердца.
Лекарства от мышечной дистрофии Дюшенна нет. Умирают от нее в юношеском возрасте. Но сколько-то лет жизни у маленького человека все-таки есть. И в наших силах сделать так, чтобы эти годы были годами полноценной - насколько это возможно! - жизни, а не тоскливым ожиданием конца.

( Читать дальше → )


Антон Алексеев: Шанс нужен всем
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Шанс нужен всем



Просто для справки: содержание одного ребенка в детском доме обходится государству примерно в 420 тысяч рублей в год, при этом во взрослую жизнь из детского дома выходят люди, к этой взрослой жизни не подготовленные. Волонтеры общественной организации из Нижнего Новгорода «Детский проект» работают с проблемными семьями, из которых органы опеки хотят изъять детей – зачастую вполне обоснованно. За 6-8 месяцев родителям помогают встать на ноги, помогают стать действительно родителями. Причем, денег на жто требуется куда меньше – до 10 тысяч рублей на одного ребенка. И в результате ребенок не просто остается в семье, но и сама семья становится настоящей семьей, где дети любят родителей, а родители — детей.

( Читать дальше → )


Евгений Берг: Для чего он пошел в армию?
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Для чего он пошел в армию?



У меня на коленях папка с результатами независимой судмедэкспертизы. На 47 листах подробное описание вскрытия трупа солдата срочной службы Алексея Снакина и причин, повлекших смерть. Я смотрю на фотографии, где он, желтый, лежит на секционном столе. На шее — ужасные синие швы после первого вскрытия. Вот вспоротый живот. Вот вскрытая циркулярной пилой голова, рот приоткрыт, глаза запали.
Таким же его видела мать на тех же самых фотографиях, что сейчас смотрю я. Чем она заслужила эти снимки? Ради них она растила, кормила, одевала в одиночку своего сына? Ради того, чтобы потом отдать его тело для уродования военному анатому? Чтобы потом буквально биться за право разрезать труп своего сына еще раз — в ходе независимой экспертизы? Судмедэксперты, кстати, найдут четыре гематомы, которых не было в первом заключении. Лешу кто-то бил кулаками незадолго до смерти — два раза в позвоночник, и два — в голову. Для этого он пошел в армию?

( Читать дальше → )


Татьяна Краснова: Держать будущее в руках
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Держать будущее в руках



Проект «Профилактика отказов от новорожденных детей» помогает молодым мамам избежать самой страшной ошибки. Психологи приюта сотрудничают с шестью московскими роддомами. Приезжают по первому вызову, узнав, что женщина собирается оставить малыша. Поддерживают, убеждают, рассказывают. Тем, кому некуда пойти, дают приют в «Теплом доме» - приюте для мам и младенцев, оказавшихся в кризисной ситуации.
Приют не просто дает кров тем, кто в беде. Молодым мамочкам помогают оформить документы, получить пособия на ребенка, учат обращаться с малышом, помогают найти работу. Не повторить тот страшный сценарий, который привел в приют их самих. Выбраться из пропасти, выкарабкаться в нормальную, счастливую жизнь.

( Читать дальше → )