?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Entries by category: армия

[sticky post]Кто я такой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Read more...Collapse )
Tags:

promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…

Евгений Берг: Для чего он пошел в армию?
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Для чего он пошел в армию?



У меня на коленях папка с результатами независимой судмедэкспертизы. На 47 листах подробное описание вскрытия трупа солдата срочной службы Алексея Снакина и причин, повлекших смерть. Я смотрю на фотографии, где он, желтый, лежит на секционном столе. На шее — ужасные синие швы после первого вскрытия. Вот вспоротый живот. Вот вскрытая циркулярной пилой голова, рот приоткрыт, глаза запали.
Таким же его видела мать на тех же самых фотографиях, что сейчас смотрю я. Чем она заслужила эти снимки? Ради них она растила, кормила, одевала в одиночку своего сына? Ради того, чтобы потом отдать его тело для уродования военному анатому? Чтобы потом буквально биться за право разрезать труп своего сына еще раз — в ходе независимой экспертизы? Судмедэксперты, кстати, найдут четыре гематомы, которых не было в первом заключении. Лешу кто-то бил кулаками незадолго до смерти — два раза в позвоночник, и два — в голову. Для этого он пошел в армию?

( Читать дальше → )


20 лет "Русским Витязям"
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru






+++ фотографии +++Collapse )


2011, Кубинка

20 лет назад, 5 апреля 1991 года на базе 237-го гвардейского проскуровского авиаполка из лучших лётчиков подмосковной авиабазы Кубинка была сформирована авиационная группа высшего пилотажа военно-воздушных сил России - "Русские Витязи". По этому поводу в Кубинке был устроен "день открытых дверей". Любой желающий мог приехать и полюбоваться групповым высшим пилотажем в исполнении "Стрижей" и "Русских Витязей". У забора авиабазы, уже к десяти утра, народу было столько, что некуда было плюнуть. Я рад, что авиация стала так популярна, может это когда-то повлияет на наши авиационные власти, и все желающие смогут фотографировать у заборов аэропортов и в самих аэропортах без опаски быть захваченными сотрудниками полиции.

Что же касается пилотажа, то я скажу вот что. Я восхищаюсь летчиками из "Русских Витязей". На фоне упадка ВВС РФ (не смотря на вроде положительную тенденцию в поставках, в 2010 году Министерству обороны России российской авиационной промышленностью был поставлен всего 21 самолет (четыре Су-34, четыре Су-30М2, четыре Су-27СМ3, три МиГ-29СМТ, четыре Як-130, один Ил-62М и один Ту-154М)) и тотального старения технической базы, постоянных обещаний превратить Кубинку в коммерческий порт для бизнес-авиации, боль от недавней потери командира пилотажной группу Игоря Ткаченко, "витязи" продолжают радовать нас прекрасными полетами и сохранением боевой формы.

Есть только одно "но", во всей этой идиллической картине. Витязи показывают прекрасную технику ближнего боя на самолетах четвертого поколения. В то время, как армия США, уже обладает 166 единицами истребителя пятого поколения F22 Raptor. Основные требования к истребителю пятого поколения включают в себя "способность осуществлять всеракурсный обстрел целей в ближнем воздушном бою, а также вести многоканальную ракетную стрельбу при ведении боя на большой дальности". А значит это, что истребитель пятого поколения, просто не подпустит к себе на расстояние ближнего боя прекрасно натренированных летчиков. А это, в свою очередь, обозначает, что все эти навыки останутся бесполезными, не примененными, и не принесшими пользу в реальном бою, если наша страна не обзаведется истребителем пятого поколения.

Да, я знаю, что у нас есть ПАК-ФА, в количестве двух прототипов, но с ними кашу не сваришь.


Сомалиленд: Четвертый день, Бербера, Порт
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru










2010, Сомалиленд, Бербера

Вообще, пост-советское влияние в Бербере ощущается очень сильно. То там, то тут, подходящие к нам люди заговаривали с нами на русском языке. В конце 60-х начале 70-х огромное количество людей обучалось в высших и средних специальных учебных заведениях СССР, а если учесть, что русская военная база была тут более 15 лет, то я очень удивился, не обнаружв в Бербере улицы Ленина и Карла Маркса. Но напоминания о Советском присутствии в Бербере встречаются все же повсеместно, это порт, здание городской полиции — бывшее зданее советского начальства, район «Москва» — бывший военный городок, ныне превращенный в самые желанное место проживания всех местных обитателей, местный аэропорт с одной из самых длинных ВПП в Африке.

Советские военные специалисты обустроили в Бербере отличный глубоководный порт, который и по сей день функционирует и является чуть-ли не основной статьей дохода всего государства. Вереницы дальнобойщиков на старых машинах тянутся под палящим солнцем по дороге к морю, чтобы загрузить живым скотом отходящие корабли и погрузить в свои кузова всевозможные товары, которыми потом будут с наслаждением пользоваться жители местных городов.

Попасть в порт было одной из самых непростых задач, ведь объект этот стратегический и очень важный. Даже удостоверения прессы, визитных карточек и знакомства с одним из руководителей морского порта Берберы оказалось не достаточно. Устроившись в небольшом кафе рядом с большими железными воротами, ведущими по длинной насыпной дамбе к портовым постройкам, мы стали ждать очередного сопровождающего нас человека. Как обычно, мухи, полумрак, соседствующий с ярким солнцем, жирный и сладкий сомалийский чай помогали нам коротать время в ожидании «пермита». Мне доводилось бывать в разных портах, и я ожидал увидеть гигантские постройки элеваторов, краны, огромные океанские суда, ангары для хранения товара и прочие помпезные здания, которые обычно придают портам такой важный вид.



А оказалось, что за воротами нас ожидало старое, потрепанное, но все еще находившееся в сносном состоянии советское пятиэтажное здание с охранником на входе, вооруженным деревянной дубинкой, похожей на маленькую биту, здесь находилось правление порта а рядом — один длинный причал с разнообразными пришвартованными к нему судами и довольно большими складами, вокруг которых постоянно сновали грузовики, разгружая и погружая товар.

У причала стояли два портовых крана, вытянутые, как огромные деревья с широкими кронами, которых так не хватает в пустыне. Они разгружали старый, и очень удачно вписывающийся в этом месте Йеменский корабль. Когда кто-то из команды узнал, что мы россияне, то тут же откуда-то появился капитан корабля, который на чистом, почти без акцента, русском языке пригласил нас к себе в каюту пообщаться. Разумеется, учился он в СССР, закончил мореходку в Одессе. Мы расселись в его маленькой прохладной каюте с телевизором, капитанским столом, заваленым картами и какими-то бумагами, холодильником, из которого нам немедленно выдали несколько бутылок ледяной воды и безалкогольного пива, после чего немного помогли нашему новому другу вспомнить приятные годы обучения на Украине.

Выяснилось, что из Йемена обычно возят самые разнообразные товары. В Сомалиленде не производят почти ничего, кроме питьевой воды и мангового сока, который так понравился мне, что я до сих пор вспоминаю его с некоторой ностальгией. А обратно отправляют скот, причем загружают им корабли до отказа.

Капитан провел для нас небольшую экскурсию по своему кораблю и был с нами очень любезен, как и вся его команда. Нам показалось даже слегка неприличным так быстро уходить, но на причале нас ожидал наш сопровождающий, который тоже был почтенным старцем, и негоже было его оставлять в одиночестве.



Причал Берберского порта не так уж и велик, одновременно у него могут встать около пяти-шести судов разных размеров. Во время нашего посещения мы видели несколько деревянных и очень хрупких на вид старых кораблей с пакистанскими экипажами, которые были приписаны к Дубаю. Именно на этих кораблях я впервые увидел, что такое «морской туалет», гальюн — небольшая коробка, наполовину закрывающая сидящего в ней человека, висит на тросах прямо над водой, и именно в ней и происходит все действие. Удобно, не надо возить с собой, сливать в портах, заправлять и вообще обслуживать настоящий туалет. Взял и справил нужду в море — органика разлагается и никакого урона окружающей среде не наносит.





Рядом с причалом стояли еще не загруженные контейнеры, в которых, ожидая своей очереди, спали дальнобои, изможденные долгим путем по африканским дорогам. Порой солнце светит так сильно, что любой участок тени воспринимаешь как подарок, а тут в их распоряжении были целые вереницы пустых контейнеров. Спали, почему-то, почти в каждом. Вокруг контейнеров стояли только что выкаченые с судов автомобили. Все с правым рулем, все японские. У некоторых были заметны повреждения от перевозки — стекло треснуло, вмятина на двери, видимо, кому-то придется делать скидку.





Но значительно больший интерес у меня вызвали старые, уже почти разложившиеся, облепленные ракушками и грязью рыболовные шхуны лежавшие на песке около входа в порт. Вокруг, как обычно, было полно детей, которые играли с останками некогда бороздивших океан кораблей. Грустно было смотреть на эти грустные и одинокие скелеты рыболовных судов, которые были совсем рядом с настоящими, еще активными, своими родичами. Только дети с ними теперь возятся.