Category: еда

Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )

Кто я такой


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Collapse )
promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )

24 года назад умер Академик Сахаров

Сегодня день памяти Андрея Дмитриевича Сахарова — он умер 24 года назад.
Человеческому обществу необходима интеллектуальная свобода — свобода получения и распространения информации, свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения, свобода от давления авторитета и предрассудков. Такая тройная свобода мысли — единственная гарантия от заражения народа массовыми мифами, которые в руках коварных лицемеров-демагогов легко превращаются в кровавую диктатуру. Это — единственная гарантия осуществимости научно-демократического подхода к политике, экономике и культуре.
...
Крайним выражением опасностей современного общественного развития является развитие расизма, национализма и милитаризма и в особенности возникновение демагогических, лицемерных и чудовищно жестоких полицейских, диктаторских режимов. [...] Истоками всех этих трагических явлений всегда была борьба эгоистических групповых интересов, борьба за неограниченную власть, подавление интеллектуальной свободы, распространение в народе массовых эмоциональных и интеллектуально-упрощенных, удобных мещанину мифов (миф расы, земли и крови, миф о еврейской опасности, антиинтеллектуализм, концепция “жизненного пространства” в Германии, миф об усилении классовой борьбы и о пролетарской непогрешимости, дополненный культом Сталина и преувеличением противоречий с капиталистическими странами в СССР, миф о Мао Цзэдуне, крайний китайский национализм и воскрешение концепции “жизненного пространства”, антиинтеллектуализм, крайний антигуманизм, определенные предрассудки крестьянского социализма в Китае). Обычная практика — преимущественное использование демагогии штурмовиков и хунвэйбинов на первом этапе и террористической бюрократии надежных “кадров” типа Эйхмана, Гиммлера, Ежова и Берии на вершине обожествления неограниченной власти. Мир никогда не забудет костров из книг на площадях немецких городов, истерических, людоедских речей фашистских “вождей” и их еще более людоедских тайных планов уничтожения и порабощения целых народов, в том числе русского. [...] Мы никогда не забудем многокилометровые рвы, наполненные трупами, душегубки и газовые камеры, эсэсовских овчарок и врачей-изуверов, прессованные кипы женских волос, чемоданы с золотыми зубами и удобрения в качестве “продукции” фабрик смерти.

Андрей Дмитриевич САХАРОВ: РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРОГРЕССЕ, МИРНОМ СОСУЩЕСТВОВАНИИ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СВОБОДЕ


И, конечно, без этих видео тут не обойтись.


...


Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )

Сомалиленд: Четвертый день, Бербера, Обед, "Москва"








2010, Сомалиленд, Бербера

Утомленные солнцем и впечатлениями, мы попросили нашего водителя отвезти нас туда, где вкусно кормят рыбой. Как никак мы на берегу океана, в большом портовом городе. Водитель по имени Хадр, с которым мы еще не поссорились к этому моменту, с радостью привез нас в небольшой ресторанчик прямо в бухте напротив порта, так что мы могли поглощать обед, сидя на пластиковых стульях, и одновременно наблюдать за судами, которые стояли у причала. Ресторан этот напоминал то, что у нас в России стоит на дорогах вдоль оживленных трасс — деревянные сколоченные столы и уже упомянутые выше пластиковые стулья. Разумеется, под открытым небом. Только небольшие навесы над самими столами создавали некоторое ощущение тени. Себе мы заказали рыбу, а нашему охраннику — мясо. Водитель же, сославшись на необходимость отдохнуть — испарился, и сказал, что вернется через час. Мы насторожились, но делать было нечего, и отпустили его восвояси. Выбор в этом ресторане был не очень большой, но мы все заказали по большому жареному тунцу вместе с рисом или спагетти, местными гарнирами. Пока мы ждали наши заказы, выяснилось, что в этом же кафе, а рестораном назвать это место как-то не поворачивается язык, одновременно с нами обедал министр спорта с какой-то национальной командой, и целый автобус студентов из института города Бораме. Сразу стало ясно, что ресторан элитный. Нас захотели было познакомить с этим министром, но я отказался, просто уже устав рассказывать о том, как я попал в Сомалиленд, и желая наконец вкусно и сытно поесть. Вокруг нас, однако, происходили презабавные вещи, тихо, не привлекая к себе до поры до времени особого внимания, начали собираться местные коты. О, как они были искалечены! Сразу стало ясно, что коты собираются тут для того, что бы вести ожесточенный бой за еду, которая останется после нас. А говорят, что животные не умеют думать! Нам еще не принесли даже вилки, а коты уже сидели и тихо ждали. Как только кто-то встал за соседним столом, мимо меня молниеносно метнулась желтая тень, и кот тигровой раскраски рванулся к остаткам рыбного блюда. Схватив кусок прямо со стола, он пулей вылетел в кусты и пытался было в них спрятаться с добычей, но его настигли конкуренты, и в итоге ему пришлось довольствоваться небольшим куском рыбьего хребта с плавником.

Тут принесли еду и нам. Огромная жареная рыба с агрессивно тупой мордой, видимо тунец, и маленький кусочек лимона — вот порция, которая стоила около полутора долларов. Запив это яство огромным количеством свежего мангового сока из не очень чистых на вид стаканов, я начал раздумывать, кому же из котов отдать голову и хребет моей рыбины. И вот мое внимание привлек огромный котяра с большой драной раной на шее. Видимо сражение он все же проиграл, так как кожа прямо свисала с него в месте ранения. Но выглядел он вполне жизнерадостно, и впрямь, шрамы красят мужчину. Я решил, что для заживления раны и полного выздоровления именно ему надо отдать еду, что тут же и сделал. Другие коты принялись было отнимать у него хребет от моего тунца, но кот пару раз шикнув на них, в гордом одиночестве завершил свою трапезу.











Тут уже вернулся и наш водитель, который, оказывается, ездил не отдыхать — а молиться, и мы собрались в обратный путь. Но по дороге нас ожидало еще две остановки в пределах Берберы.

Первая остановка — район, который всё местное население называет «Москва». Это бывший военный городок, где раньше квартировали советские военные, а после их ухода поселились сомалилендцы. Сейчас это жилье считается самым престижным и удобным во всем Сомалиленде. Конечно, двухэтажные лачуги с маленькими квартирками лучше, чем дома из мусора, но все равно мне как-то было не по себе смотреть на то, как бывшие военные постройки нынче заняты обычными людьми. Ощущение было такое, что оставь Советы тут ангар или гараж, местные жители и его бы приспособили для жизни.



Около одного из домов лежала старая чугунная советская ванная, которую выкинули из квартиры. Не удивительно, ведь, мыться в ней тут все равно никто и не планировал, а зачем тогда загромождать жилую площадь, которой и так мало. Дети, козы, смешение света и тени, развешенное белье, все точно так же как и во всем остальном Сомалиленде, только на территории старого советского военного городка. Очень странно было ощущать себя в разрушенных владениях бывшей империи зла. К нашему удивлению ни одного русскоговорящего человека в «Москве» мы не встретили, и, так и не пообщавшись ни с кем, кто бы помнил старые времена, когда в этих домах еще жили советские офицеры, мы уехали к следующему объекту, который интересовал нас не меньше — аэропорту Берберы.

Making a picture 3

(no subject)


2006, Москва
Эти ребята делают лучшую шаурму в Москве около метро Фили.
Я искренне считаю эту фотографию гениальной.
Fuji Velvia
6x6 cm