?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Entries by category: животные

[sticky post]Кто я такой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Read more...Collapse )
Tags:

promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…

про медведей и дороги
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru

Вчера сидели с девушкой в ресторане, ужинали. А за соседним столом сидят индус и американец, и на английском разговаривают о размерах России. И вот, дошли они до обсуждения Сибири и Дальнего Востока, и один другого спросил:
— Как ты думаешь, а это правда, что там, медведи по дорогам ходят?
— Неправда, отвечает ему другой, медведи не могут ходить там по дорогам, ведь в России нет дорог.


И стало мне сначала смешно, а потом очень стыдно. Сидят представители двух великих наций в России, и высмеивают её. И ведь за дело высмеивают, с ними не поспоришь.

Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство А.С. Пушкин

Tags:

Нужна помощь: пожар в приюте Альма
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru











2012, Москва

Это пожарище еще вчера было благотворительным приютом для животных Альма. Сегодня ночью неизвестные подожгли его. В пожаре погибло 5 собак и 8 кошек. Остальных спасло то, что успели открыть двери вольеров выпустив животных на свободу. Сгорело очень много корма для животных, на 70-80 тысяч рублей. Сгорели постройки приюта. Здесь прямо сейчас нужны люди для разбора завалов. Нужны деньги (никаких интернет-кошельков у приюта нет) и нужен корм (не сухой, в консервах). Приезжайте пожалуйста.

8-916-403-38-78 – Людмила Васильевна (хозяйка приюта)




Сомалиленд: Четвертый день, Бербера, Обед, "Москва"
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru







2010, Сомалиленд, Бербера

Утомленные солнцем и впечатлениями, мы попросили нашего водителя отвезти нас туда, где вкусно кормят рыбой. Как никак мы на берегу океана, в большом портовом городе. Водитель по имени Хадр, с которым мы еще не поссорились к этому моменту, с радостью привез нас в небольшой ресторанчик прямо в бухте напротив порта, так что мы могли поглощать обед, сидя на пластиковых стульях, и одновременно наблюдать за судами, которые стояли у причала. Ресторан этот напоминал то, что у нас в России стоит на дорогах вдоль оживленных трасс — деревянные сколоченные столы и уже упомянутые выше пластиковые стулья. Разумеется, под открытым небом. Только небольшие навесы над самими столами создавали некоторое ощущение тени. Себе мы заказали рыбу, а нашему охраннику — мясо. Водитель же, сославшись на необходимость отдохнуть — испарился, и сказал, что вернется через час. Мы насторожились, но делать было нечего, и отпустили его восвояси. Выбор в этом ресторане был не очень большой, но мы все заказали по большому жареному тунцу вместе с рисом или спагетти, местными гарнирами. Пока мы ждали наши заказы, выяснилось, что в этом же кафе, а рестораном назвать это место как-то не поворачивается язык, одновременно с нами обедал министр спорта с какой-то национальной командой, и целый автобус студентов из института города Бораме. Сразу стало ясно, что ресторан элитный. Нас захотели было познакомить с этим министром, но я отказался, просто уже устав рассказывать о том, как я попал в Сомалиленд, и желая наконец вкусно и сытно поесть. Вокруг нас, однако, происходили презабавные вещи, тихо, не привлекая к себе до поры до времени особого внимания, начали собираться местные коты. О, как они были искалечены! Сразу стало ясно, что коты собираются тут для того, что бы вести ожесточенный бой за еду, которая останется после нас. А говорят, что животные не умеют думать! Нам еще не принесли даже вилки, а коты уже сидели и тихо ждали. Как только кто-то встал за соседним столом, мимо меня молниеносно метнулась желтая тень, и кот тигровой раскраски рванулся к остаткам рыбного блюда. Схватив кусок прямо со стола, он пулей вылетел в кусты и пытался было в них спрятаться с добычей, но его настигли конкуренты, и в итоге ему пришлось довольствоваться небольшим куском рыбьего хребта с плавником.

Тут принесли еду и нам. Огромная жареная рыба с агрессивно тупой мордой, видимо тунец, и маленький кусочек лимона — вот порция, которая стоила около полутора долларов. Запив это яство огромным количеством свежего мангового сока из не очень чистых на вид стаканов, я начал раздумывать, кому же из котов отдать голову и хребет моей рыбины. И вот мое внимание привлек огромный котяра с большой драной раной на шее. Видимо сражение он все же проиграл, так как кожа прямо свисала с него в месте ранения. Но выглядел он вполне жизнерадостно, и впрямь, шрамы красят мужчину. Я решил, что для заживления раны и полного выздоровления именно ему надо отдать еду, что тут же и сделал. Другие коты принялись было отнимать у него хребет от моего тунца, но кот пару раз шикнув на них, в гордом одиночестве завершил свою трапезу.











Тут уже вернулся и наш водитель, который, оказывается, ездил не отдыхать — а молиться, и мы собрались в обратный путь. Но по дороге нас ожидало еще две остановки в пределах Берберы.

Первая остановка — район, который всё местное население называет «Москва». Это бывший военный городок, где раньше квартировали советские военные, а после их ухода поселились сомалилендцы. Сейчас это жилье считается самым престижным и удобным во всем Сомалиленде. Конечно, двухэтажные лачуги с маленькими квартирками лучше, чем дома из мусора, но все равно мне как-то было не по себе смотреть на то, как бывшие военные постройки нынче заняты обычными людьми. Ощущение было такое, что оставь Советы тут ангар или гараж, местные жители и его бы приспособили для жизни.



Около одного из домов лежала старая чугунная советская ванная, которую выкинули из квартиры. Не удивительно, ведь, мыться в ней тут все равно никто и не планировал, а зачем тогда загромождать жилую площадь, которой и так мало. Дети, козы, смешение света и тени, развешенное белье, все точно так же как и во всем остальном Сомалиленде, только на территории старого советского военного городка. Очень странно было ощущать себя в разрушенных владениях бывшей империи зла. К нашему удивлению ни одного русскоговорящего человека в «Москве» мы не встретили, и, так и не пообщавшись ни с кем, кто бы помнил старые времена, когда в этих домах еще жили советские офицеры, мы уехали к следующему объекту, который интересовал нас не меньше — аэропорту Берберы.