?

Log in

No account? Create an account

Митя Алешковский

Помогаю тем, кто помогает


Entries by category: спорт

[sticky post]Кто я такой
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru


В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться.

Read more...Collapse )
Tags:

promo aleshru february 11, 2014 20:50 77
Buy for 1 000 tokens
В последнее время мне все чаще приходится рассказывать о том, чем я занимаюсь и кто я, собственно, такой. Поэтому я решил представиться. Меня зовут Митя Алешковский, я родился в 1985 году, в Москве, в семье учителя истории Тамары Эйдельман и писателя Петра Алешковского. Детство и…

Сомалиленд: второй день, окончание
Bw-5 (  'Joliet' Jake Blues )
aleshru







2010, Сомалиленд

Выбравшись на хайвей, что в местном понимании обозначает — двухрядная дорога, мы отправились в наш следующий пункт — роддом. Саид сразу предупредил нас, что это не простой роддом, а частный, но мы были рады и этой возможности. Приехав, мы увидели большое светлое здание, стоящее за забором с охраной. Сначала я как-то стеснялся заходить в родильный дом, ведь все же я нахожусь в мусульманской стране, где, как мне казалось, даже женщин на улице снимать не просто, а уж в родильном доме! А вдруг они там без паранджей? А вдруг ОНИ ТАМ РОЖАЮТ!? Но все вокруг было тихо, и мы поднялись на второй этаж к кабинету директора. Я ожидал увидеть отучившегося в Советском Союзе старичка, профессора медицины, который в преклонном возрасте теперь стал руководителем, однако все оказалось совсем не так.

Директор примет вас через несколько минут, сказал нам один из работников госпиталя. И на русском, и на английском, слово директор может обозначать человека любого пола. Им можно назвать и женщину и мужчину. Однако я не мог себе представить, что в Сомалиленде возможно встретить женщину, которая руководит чем-то большим, нежели лавка по обмену валюты. В небольшом, но приятно прохладном, кабинете, заставленном книгами, за большим столом с бумагами и компьютером нас ожидала главный врач, а так же хозяин этого родильного дома Эдна Адан Исмаил. Уже потом я понял, что судьба свела нас с одной из самых известных и влиятельных сомалийских женщин в мире. А в первый момент нашей встречи, только фотографии хозяйки кабинета с Маргарет Тэтчер наводили меня на смутные подозрения. Эдна — прекрасная женщина, она образована, умна и полна сил, хотя родилась в 1937 году. Общаться с ней одно удовольствие, не зная ничего о нас, увидев нас впервые, она была искренне приветлива, учтива и приятна в общении. Она показала нам свой госпиталь, пустила на крышу, чтобы мы посмотрели на «лучшую панораму Харгейсы» и только перед тем, как отправить нас со своим помошником на осмотр палат, библиотеки и прочего, мельком упомянула, что была женой первого президента Сомалиленда. Мы прямо остолбенели от удивления, как жена президента может быть директором роддома? Однако Эдна сказла нам — «я хочу доказать своему народу, что если я, старая женщина, смогла построить роддом, и руководить им, то и вы сможете!». Эдна показала нам свою библиотеку, операционную, комнаты для обучения. «Нам очень нужен доктор, сейчас у нас работает только один доктор и несколько медсестер, пожалуйста, пришлите нам доктора, я знаю, что в России много докторов, нам очень и очень они нужны». Пообещав донести эту мысль до наших читателей, мы распрощались с Эдной и пошли смотреть на новоиспеченных мамаш.

Мне было очень не по себе, я тихо ступал по полутемному коридору. Справа и слева от меня были палаты в которых лежали мамы-сомалилендки с детьми. Заглянув в одну из них, и удостоверившись, что никого не напугал своим видом, я попросил переводчика спросить о возможности съемки. Я был предельно аккуратен, в любой момент ожидая, что из за угла вылезет озлобленный муж с автоматом и пристрелит меня за то, что я снимаю его жену в роддоме! Но все, как ни странно, сразу согласились. А как только я показал на экранчике фотоаппарата результат, в нашу фотосессию стали проситься и соседние койки. Приятный полумрак в сочетании с яркими цветными одеждами, смущенными лицами мамаш и большими глазами детей, очень располагает к творчеству. Кадры получились интересные, чем мы все были очень довольны.

Всласть нафотографировавшись, я вышел из роддома и на улице встретил швейцарца, фотографа, который делал репортаж для какой-то из газет.
Разговорились, оказалось, что он уже бывал и тут, и в Могадишо. «Туда не сложно приехать, охрана, вооруженная до зубов, стоит около ста долларов в день, но есть одна проблема: когда ты едешь с охраной, тебя могут отбить у нее, просто подумав, что ты очень важный человек, раз катаешься по городу в окружении вооруженного спецназа, а если едешьбез охраны, то могут украсть потому, что никто тебя не защитит. Вот такой парадокс». Справедливости ради, стоит заметить, что именно в этот момент мы рассуждали о возможности поездки в Могадишо. Дело в том, что русские летчики, которые везли нас из Джибутти, совершали рейс из Харгейсы в Босасо, а оттуда в Могадишу и приглашали нас с собой. При этом они приговаривали, может для шутки, а может и нет «Там уже восемь месяцев ни одного самолета не сбивали, так что лететь совершенно безопасно, а вот раньше, раньше да, было не особо».

Выехав из роддома, мы внесли некоторые корректировки в наш план. С крыши роддома Эдны мы увидели большое футбольное поле, затерянное где-то по соседству в трущобах, и решили посмотреть, как местные дети играют в футбол. Увы, как только мы туда приехали, футбольный матч прекратился. Хотя это явно были не просто дворовые мальчишки, а именно команды, это я понял по форменным футболкам на игроках и рефери у кромки поля. Но это все не помешало им остановить игру, окружить нас. Это был первый из двух футбольных матчей которые мы сорвали своим посещением.

Разочарованные мы вышли обратно к машине с футбольного поля. Вообще, за все это время я видел только одного человека с оружием, это был какой-то полицейский на рынке. Но, мы знали, что у многих сомалилендцев с собой есть ножи. В окружившей нас толпе детей меня привлек один парнишка. Он так же, как и все, улыбался, но только приставлял к своему горлу нож, изображая, как он его перерезает. Мне! Тут-то мне стало не по себе. Идея быть зарезаным малолетним гопником в окрестностях столицы Сомалиленда мне совсем не нравилась. Так что с этого момента я начал внимательнее следить за тем, что происходит вокруг меня. Это был первый момент, когда я насторожился. До этого беззаботность и хорошее настроение ни разу не покидали меня в этой поездке.



В общем, за мыслями о полете в Могадишо и поеданием верблюда в одном из местных ресторанов, мы скоротали остаток дня и, утомленные, легли спать, вернувшись в отель «Ориентал».